Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сонет

Я верно болен: на сердце туман,
Мне скучно все, и люди, и рассказы,
Мне снятся королевские алмазы
И весь в крови широкий ятаган.

Мне чудится (и это не обман),
Мой предок был татарин косоглазый,
Свирепый гунн, я веяньем заразы,
Через века дошедшей, обуян.

Молчу, томлюсь, и отступают стены —
Вот океан весь в клочьях белой пены,
Закатным солнцем залитый гранит,

И город с голубыми куполами,
С цветущими жасминными садами,
Мы дрались там… Ах, да! я был убит.

Н. Гумилев
1912 г.

Поэзия Лимы

Хуан дель Валье-и-Кавьедес - перуанский поэт 17 века, учившийся в Испании под влиянием Франсиско де Кеведо, но затем развивший новый стихотворный язык, тональность и тематическую направленность и потому считающийся одним из основоположников самобытной латиноамериканской литературы.

Сладостная Каталина!
Смерть моя в тебе. И все же —
Незачем кривить душою:
Знай, ты жизни мне дороже.

Страсть, сей дротик Купидона,
Что метнул он для потехи,
Расколола, как скорлупку,
Крепкие мои доспехи.

Твои очи мечут стрелы,
Где, скажи, от них защита?
Градом смертопосных взоров
Сердце на куски разбито.

За удар плачу ударом,
Не страшусь смертельной схватки.
И хотя горька погибель,
Но зато сколь раны сладки.

От тебя не жду смиренья,
Но и ты не жди, — напрасно!
Впрочем, знает ли смиренник.
Сколь во гневе ты прекрасна?

Что ж, сдаюсь. Ты одолела.
Радостный триумф изведай.
Но пожду: вдруг обернется
Поражение — победой.

Collapse )

Демон

Из снежных тающих смерчей,
Средь серых каменных строений,
В туманный сумрак, в блеск свечей
Мой безымянный брат, мой гений

Сходил во сне и наяву,
Колеблемый вечными мглами;
Он грустно осенял главу
Мне тихоструйными крылами.

Возникнувши над бегом дней,
Извечные будил сомненья
Он зыбкою игрой теней,
Улыбкою разуверенья.

Бывало: подневольный злу
Незримые будил рыданья, -
Гонимые в глухую мглу
Невыразимые страданья.

Бродя, бывало, в полусне,
В тумане городском, меж зданий, -
Я видел с мукою ко мне
Его протянутые длани,

Мрачнеющие тени вежд,
Безвластные души порывы.
Атласные клоки одежд,
Их веющие в ночь извивы...

С годами в сумрак отошло,
Как вдохновенье, как безумье, -
Безрогое его чело
И строгое его раздумье.


Андрей Белый
Март 1908
Москва


Collapse )

Красное

Константин Бальмонт, хвалившийся происхождением от ордынских ханов, предсказал и приветствовал приход красной эпохи за двадцать лет до известных событий:


Быть может, предок мой был честным палачом:
Мне маки грезятся, согретые лучом,
Гвоздики алые, и, полные угрозы,
Махрово-алчные, раскрывшиеся розы.
Я вижу лилии над зыбкою волной:
Окровавленные багряною Луной,
Они, забыв свой цвет, безжизненно-усталый,
Мерцают сказочно окраской ярко-алой,
И с сладким ужасом, в застывшей тишине,
Как губы тянутся, и тянутся ко мне.

И кровь поет во мне... И в таинстве заклятья
Мне шепчут призраки: "Скорее! К нам в объятья!
"Целуй меня... Меня!.. Скорей... Меня... Меня!.."
И губы жадные, на шабаш свой маня,
Лепечут страшные призывные признанья:
"Нам все позволено... Нам в мире нет изгнанья...
Мы всюду встретимся... Мы нужны для тебя...
Под красным Месяцем, огни лучей дробя,
Мы объясним тебе все бездны наслажденья,
Все тайны вечности и смерти и рожденья".

И кровь поет во мне. И в зыбком полусне
Те звуки с красками сливаются во мне.
И близость нового, и тайного чего-то,
Как пропасть горная, на склоне поворота,
Меня баюкает, и вкрадчиво зовет,
Туманом огненным окутан небосвод,
Мой разум чувствует, что мне, при виде крови,
Весь мир откроется, и все в нем будет внове,
Смеются маки мне, пронзенные лучом...
Ты слышишь, предок мой? Я буду палачом!


К. Д. Бальмонт, 1899 г.

Источник света

Collapse )

И вы, далекие потомки,
когда оглянетесь назад,
поймете ль, жмурясь от сполоха,
пронзающего толщу тьмы,
что это светит та эпоха,
которую творили мы.
Что это бьет источник света
из сердца каждого из нас,
откуда первая ракета
взлетела в космос в первый раз.


М. Алигер, 1960

Пир духа

Барочное поэтическое гурманство в подборке кубинского поэта и исследователя латиноамериканской литературы барокко Хосе Лисамы Лимы. Материалы настолько сокровенные, что в случае незнания испанского приходится довольствоваться этими фрагментами, переведенными специально для русскоязычного издания книги Хосе "Зачарованная величина":


Человек — для Бога, если наслаждается всем сотворенным на том пиру, венец которого — Бог. Жанр литературного пира, неистощимого перечисления плодов земли и даров моря уходит своими праздничными корнями в эпоху барокко.
Первый в этом ряду тянущих тончайшую нить традиции — каноник из Боготы Домингес Камарго:

Кондитер столь умело
изобразил пернатых, что по зале
при виде их салфетки запорхали.

Слуга и обожатель пышной розы,
тугой бутон гвоздики
вдыхает амбру и, тоня в бальзаме,
своим нарядом алым
уподобляется прекрасной даме;
лишь на висках, разыгрывая прятки,
видны из-под пунцовой шевелюры
две иссера-серебряные прядки.

Collapse )

Барочный пир

Немного излишеств в описании мексиканского поэта 17 века Руиса де Аларкорна:

Под сенью сумрачных теней
И в сумраке тенистых сеней,
Сплетенных полночью из тьмы,
А темной рощей из деревьев,
Скрывался благовонный стол,
Блестящий и великолепный,
По-итальянски утонченный
И по-испански полновесный.
Увидев тканые узоры
На скатертях и на салфетках,
Вы бы подумали, что это
Живые птицы или звери.
По сторонам - четыре горки
Пестреют хрусталем, и белым
И золоченым серебром,
И ароматной глиной свежей.
Едва ль во всем обширном Сото
Единый вяз остался целым:
Так много веток наломали,
Чтобы устроить шесть беседок.
Из них четыре приютили
Четыре избранных оркестра,
Одна - закуски и десерты,
Шестая - остальные смены.Collapse )

Неоплатоническое зачатие Оперы

Некоторые сонеты Микеланджело, написанные в 1530-40 годы и посвященные Томмазо Кавальери, получившему от него немало высоких похвал за успехи в искусстве и известному как отец Эмилио Кавальери, создателя первой оперы в истории музыки.


34

Скажи, Любовь, воистину ли взору
Желанная предстала красота,
Иль то моя творящая мечта
Случайный лик взяла себе в опору?

Тебе ль не знать? - Ведь с ним по уговору
Ты сна меня лишила. Пусть! Уста
Лелеют каждый вздох, и залита
Душа огнем, не знающим отпору.

- Ты истинную видишь красоту,
Но блеск ее горит, все разрастаясь,
Когда сквозь взор к душе восходит он;

Там обретает Божью чистоту,
Бессмертному Творцу уподобляясь, -
Вот почему твой взгляд заворожен.


Collapse )

Мексиканская муза

Сестра Хуана Инес де ла Крус (1651 - 1695) - мексиканская поэтесса, ученый, богослов, придворная фрейлина и монахиня ордена Св. Иеронима в Мехико, считающаяся основателем мексиканской литературы и наиболее выдающимся представителем школы поэтов-гонгористов, писавшая на испанском, латыни и языке ацтеков.




Портрет работы Мигеля Кабреры


***

Зачем, о свет, меня терзаешь ты?
Ужель обидно так мое стремленье
возвысить красотой свои сужденья,
сужденьем не унизив красоты?

Мне чужды о сокровищах мечты,
ищу лишь для ума обогащенья:
опасны о богатстве размышленья -
они доводят ум до нищеты.

Гляжу с непреходящею тоскою
на ставшую добычей красоту,
на алчность, что кладет конец покою...

Что до меня, я лучше предпочту
навек проститься с радостью мирскою,
чем жизнью мнить мирскую суету.

Collapse )